Новости

Михаил Головтеев: максимальное взаимодействие с ОВД – это осознанная корпоративная политика «Дельты»

В охранной сфере существует две крайние точки зрения на роль правоохранительной составляющей в охранном бизнесе. Одна из них — частная охрана — это исключительно правоохранительная деятельность, и офицеры, пришедшие из государственных силовых структур в охранный бизнес в 90-е годы, просто продолжают служить Родине на новых условиях. Другая — частная охрана — это только бизнес, особый вид сферы услуг.

Это крайние взгляды, большинство участников ЧОД придерживаются чего-то между этими флажками. Пульт выяснил, каких взглядов на правоохранительную составляющую ЧОД придерживаются в федеральной сетевой компании Дельта.

Пульт. Михаил Валерьевич, каково соотношение патриотизма и стремления к коммерческой выгоде в деятельности Дельты?

Михаил ГоловтеевМ. Головтеев: Дельта — это десятки млн рублей в квартал предотвращённого ущерба для российской экономики.

Михаил Головтеев, директор по службе компании Дельта. Уверен, патриотическая позиция не противоречит коммерческим интересам. Во многих отраслях существуют компании, которые производят стратегически важные для нашей страны продукты и услуги, преследуя при этом коммерческие цели. Частная охрана здесь не является исключением.

По многим направлениям интересы государства и правоохранительных органов стопроцентно совпадают с интересами частных охранных компаний. По меньшей мере, чем более высокий уровень безопасности мы обеспечиваем своим клиентам, тем более высоким оказывается уровень безопасности в целом на территории, где мы работаем. Чем больше присутствие крупных качественных охранных компаний в регионе, тем выше там уровень общественной безопасности в целом.

Есть и обратная связь. Если выше уровень безопасности на территории в целом, то надёжнее безопасность конкретного охраняемого объекта. Условно, в пятницу вечером у какого-то магазина, не находящегося под нашей охраной, регулярно собираются полукриминальные круги, которые распивают спиртные напитки, а потом угрожают безопасности других объектов на этой территории, в том числе объектов наших клиентов. Ясно, что приблизив свой экипаж к этому рассаднику, вступив во взаимодействие с полицией, мы предотвратим посягательства на имущество наших клиентов надёжнее и дешевле. Зная, насколько сейчас сокращены силы полиции, особенно на земле, мы понимаем, что зачастую должны проявлять инициативу. Патрулировать район, выявлять опасные явления, вызывать полицию, проводя профилактику различных угроз.

Когда накапливается определённая статистика по «тревогам» с распределением по времени и территории, становится ясно, как оптимально размещать экипажи.

П. Каков правовой статус сотрудников «Дельты» в таком экипаже, ведь они здесь впрямую не оказывают услуги по договору с клиентом?

Задержание нарушителейПо итогам за май 2014 г. сотрудники Дельты передали полиции 1401 нарушителя.

М. Г. Все наши региональные центры имеют договор с соответствующими органами внутренних дел о взаимодействии в обеспечении общественного порядка. Наши сотрудники действуют на основании этих соглашений. Все наши экипажи находятся в системе единой дислокации правоохранительных сил.

Особо хочу отметить, что мы действуем строго в соответствии с методическими указаниями «О мерах по совершенствованию взаимодействия органов внутренних дел с частными охранными организациями в профилактике правонарушений и обеспечении общественного порядка» ГУОООП МВД России. Все задержанные передаются с оформлением Учетной карточки «Фиксации факта содействия частной охранной организации правоохранительным органам в обеспечении правопорядка (по факту передачи работником частной охранной организации в орган внутренних дел лиц, задержанных за совершение противоправного посягательства).

По итогам за май 2014 г. нашими сотрудниками передан полиции 1401 нарушитель.

П. Как Вы относитесь к практике формирования совместных экипажей с полицией?

М. Г. Положительно. Применяем такую схему. Пока не на регулярной основе. Чаще всего, когда проходят какие-то общественно значимые мероприятия на территории обслуживания. Совместно с ОВД создаём такие экипажи на временной основе. Последний пример — организация совместных экипажей с УМВД РФ по г. Сочи на период проведения Олимпийских игр.

П. Как относятся в ОВД к Вашим предложениям о формировании совместных патрулей? Не бывает ли так, что отвечают отказом, объясняя, что уже сотрудничают с другой компанией?

М. Г. Позитивно относятся. В большинстве случаев именно ОВД выступают с инициативой. Ведь они тоже видят, что такая совместная деятельность приводит к уменьшению криминальных угроз в целом.

П. Участвует ли Дельта в работе Единых дежурных частей, которые создаются частными охранными организациями вместе с полицией?

М. Г. Практически во всех регионах присутствия мы участвуем в работе таких объединённых ДЧ.

ГБРМ. Головтеев: все наши экипажи находятся в системе единой дислокации правоохранительных сил.

П. В основном ЕДЧ создавались до «Дельты» — другими компаниями, чаще всего местными региональными лидерами. Эти ЕДЧ технически привязаны к своим создателям, часто размещены у них в офисе. Нет ли организационных трудностей в совместной работе?

М. Г. В ряде регионов, там, где мы имеем максимальные количество и плотность экипажей, наши региональные центры уже вносят решающий вклад в деятельность ЕДЧ. В Нижнем Новгороде, например, ЕДЧ находится в помещении Ассоциации «Беркут», но проблем нет. Беркут предоставляет техническую и организационную базу для ЕДЧ. А у нас в Региональном Центре Нижний Новгород более 40 экипажей (у ближайшего конкурента на порядок меньше). Работаем вместе успешно.

П. Можете ли какой-то регион отметить в худшую сторону, где не нашли общего языка с полицией, с охранным сообществом, не смогли организовать взаимодействие?

М. Г. Нет. Я бы сказал, что наши региональные центры сформированы в разное время, находятся на разной стадии развития, имеют разный потенциал, и поэтому находятся на разной стадии организации этой работы. Когда на территории достигается определённое количество клиентов и экипажей, мы включаемся в работу ЕДЧ. В целом, максимальное взаимодействие с органами внутренних дел по обеспечению общественной безопасности — это наша осознанная корпоративная политика. В каждом регионе присутствия наши представители являются членами координационных советов при органах внутренних дел, входят в различные рабочие органы, комиссии.

Не совсем правильно измерять эффективность этой работы количеством задержанных, переданных полиции. Но выше всех этот показатель у наших региональных центров в Казани и Нижнем Новгороде — 250 и 214 переданных полиции нарушителей по итогам мая 2014 г.

П. На корпоративном сайте «Дельты», в выступлениях представителей «Дельты» в СМИ не присутствует статистика компании по задержанным. Почему не афишируете цифры, которыми другая компания бы гордилась и вывесила бы в самую шапку своего корпоративного сайта?

М. Г. Статистическую информацию мы собираем достаточно скрупулёзно, большое внимание уделяем её точности. Предоставляем её соответствующим органам внутренних дел. Но на наш взгляд количество задержанных не может служить критерием качества работы охранной организации. В противном случае это превращается в палочную систему, которая никак не отражает качество услуг, оказываемых клиентам. Если уж МВД хочет уйти от этой системы отчётности, то нам, частным охранным организациям, тем более не следует этой системой увлекаться. Эти цифры нам нужны для внутреннего пользования. Говорить было бы уместнее о предотвращённых посягательствах на интересы заказчиков.

П. Разве это возможно посчитать? В том-то и дело, что «по головам» можно цифру сформировать, сравнить с АППГ.

М. Г. Я думаю — самый правильный критерий, который можно посчитать, — это сумма предотвращённого ущерба. Это прямой действительный ущерб, который удалось предотвратить, схватив кого-то за руку, предотвратив пожар или потоп, плюс косвенный ущерб, например, возможные убытки организации — клиента от закрытия помещения на время следственных действий или на время ремонта. О событиях, которые происходят на объектах наших клиентов, наши региональные центры отчитываются перед ними, предоставляют им персональную отчётность по их объектам. Но эта информация не афишируется вне нашего общения с заказчиком. Опубликовать консолидированную цифру по стране в целом мы можем, готовим. Счёт идёт на десятки млн. р. в квартал. Только в мае текущего года наши экипажи совершили 68 763 выезда по сигналам тревоги с охраняемых объектов.

Мы считаем, что предотвращённый для компаний-клиентов, по большому счёту для российской экономики, ущерб — это то, о чём нужно рассказывать, когда хотим улучшить имидж частной охраны в глазах общества. Это реальный вклад в повышение эффективности экономики, в экономический рост. Это более значимо и зримо, чем количество задержанных.

М. Головтеев: патриотическая позиция не противоречит коммерческим интересам.

П. Существует широкая практика массового привлечения сотрудников ЧОО к обеспечению безопасности общественных уличных мероприятий для участия в оцеплениях. Большинство руководителей согласны участвовать в этом формате, при условии, что это «не часто». Скажем, только на 9 мая, на День города. Как Дельта смотрит на участие в таких оцеплениях? Где вы готовы участвовать бесплатно, а где, по вашему мнению, уже перебор?

М. Г. Наша корпоративная политика заключается в посильной помощи полиции и местным властям в обеспечении порядка. Как правило, массовые мероприятия эпизодичны, и не требуют привлечения больших дополнительных сил. Эффективность участия в оцеплениях высокопрофессиональных сотрудников охраны сомнительна (у нас почти весь штат — это сотрудники ГБР). Тем более, что 200-300 охранников выставить бесплатно — это обременительно для любой охранной компании. Поэтому все выставляют по 10-15 человек. Потом возникают проблемы в управлении этими разношёрстными силами. Мы обычно выделяем те силы и средства, которые итак находятся на территории проведения мероприятий. Приближаем ГБР к месту проведения мероприятия, они вступают во взаимодействие с лицами, которые там отвечают за безопасность.

Наша компания выделяет значительные средства на развитие сил реагирования. Наши экипажи оснащены по последнему слову техники. В качестве ГБР два наших сотрудника принесут гораздо больше пользы, чем встав просто в пешее оцепление.

Мы понимаем, что есть позиция руководителей органов внутренних дел, с которых никто не снимает ответственности за общественную безопасность, и им нужны порой эти массовые оцепления. Но местные и региональные органы власти, на мой взгляд, должны финансировать оказание таких услуг частными компаниями.

П.У «Дельты» есть уже опыт оказания таких услуг на платной основе по договору с администрациями территорий?

М. Г. К сожалению, нет. К сожалению — потому что, если бы местные власти финансировали эти услуги, то они могли бы задавать критерии и условия этих работ, выбирать на конкурсной основе лучшие компании. Должен быть договор, с чётко прописанными зонами ответственности ЧОО, обязанностями охранников. Это значительно подняло бы уровень безопасности мероприятий. А бесплатно — это ненадёжно и безответственно. Мне кажется МВД должно поддержать здесь охранное сообщество, решение вопроса финансирования участия частной охраны в обеспечении безопасности массовых мероприятий существенно помогло бы органам внутренних дел в решении их задач.

Требуют решения и другие вопросы работы ЧОО с органами власти, как с заказчиками услуг. Серьёзные правовые ограничения для органов власти, предполагающие запрет для частной охраны работать на широком перечне их объектов, ведут объективно к снижению уровня их безопасности. Многие объекты, не имея средств на закупку услуг госохраны, остаются вообще без охраны. А для ЧОО это сильное ограничение в развитии.

Для нас важным этапом стало обеспечение безопасности Универсиады в Казани. Мы выполнили огромный объём работ. Получен опыт манёвра силами в масштабах страны — были привлечены силы практически из всех региональных центров. Люди целенаправленно набирались в разных регионах, проходили подготовку, перебрасывались в Казань, проходили там дополнительную подготовку и в течение полутора месяцев обеспечивали безопасность мероприятий, охрану имущества на объектах Универсиады, личную безопасность участников и гостей.

П. Существуют опасения у небольших ЧОО, что на каком-то этапе, крупные охранные компании оттеснят их от взаимодействия с МВД. Когда-то руководители ОВД посчитают, что им проще работать с двумя-тремя крупными структурами, которые могут централизованно покрыть их потребности, чем тратить время, силы и нервы на выстраивание отношений с сотней мелких компаний... Насколько оправданы такие опасения?

М. Г. Здесь преференций не должно быть ни для кого. Эксклюзивность и непрозрачность отношений ОВД, которые одновременно являются регуляторами рынка, с компаниями на рынке — сразу вызывают подозрения в ангажированности. Тут всё должно быть прозрачно. Не могу говорить за других крупных игроков, но политика Дельты в вопросе взаимоотношений с МВД — быть лучшими, первыми, но не единственными, не эксклюзивными.

Также не беру на себя ответственность рассуждать за МВД, но скорее всего, им тоже нужны координационные советы, объединяющие именно все ЧОО на территории. Им нужно максимальное проникновение на территории, взаимодействие с каждым постом на каждом объекте.

П. Спасибо, Михаил Валерьевич, за открытые и откровенные ответы. Вы немного развеяли некоторые предубеждения на тему «непатриотичности» Дельты, бытующие в охранном сообществе.

М. Г. Дельта — это качественно новый для российской охранной сферы проект. Это новые организационные и технологические подходы. Новое часто кому-то кажется чужим или даже враждебным. Но это субъективные и предвзятые оценки. Мы полностью российская компания. Как настоящая российская компания, мы доказываем полезность своего бизнеса для страны делом.

Источник: агентство новостей охраны «Пульт»